Перемены в школе: “сифа” и “слон” против мобильников

Данила Блюз внезапно решил защитить детишек от Валентины Матвиенко, которая собралась запретить мобильные телефоны в школах. По мнению Данилы, альтернативой этим черным зеркалам будет расцвет ультранасилия на переменах — в доказательство он вспоминает развлечения из своего детства.

Все последние годы проходят под знаменем заботы о детях: прилавки очищают от сигарет и спиртного, из Роспечати пропали журналы с сиськами и мохнатками, из телевизора убирают рекламу дурных привычек, фильмы кастрируют, вырезая из них кровищу, матюги и секс, даже некоторых музыкантов вытравливают из ютуба — все для того, чтобы детишек жизнь не покалечила раньше времени.

На фоне повальной гиперопеки странно смотрится инициатива председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, решившей, что хорошо бы у школьников отобрать смартфоны. “Вместо общения, движения на переменах, как это было раньше, тут же на переменах берут телефоны, играют в игры, они отвыкают общаться друг с другом", — заявила она.

Я, конечно, тот еще обскурант и весь этот ваш прогресс вертел на хую, но тут позволю себе не согласиться с почтенной Валентиной Ивановной.

Я вспоминаю свою школу: мы тоже не общались, мы на переменах хватали транспортиры, огромные линейки и циркули, висевшие под классной доской, и лупили ими друг друга по головам, напрочь выбивая все знания, полученные за прошедший урок.

Черт, я вспоминаю наши школьные забавы — и волосы дыбом встают! Все наши развлечения были связаны с вандализмом или членовредительством. Была, помню, игра под названием “сифа”. Это когда берется тряпка, которой вытирают классную доску, и швыряется в рожу первому попавшемуся однокласснику. Он должен в свою очередь “засифонить” кого-то другого, а иначе до конца дня будет “сифаком”. Название пошло от просторечного наименования неприятной венерической болезни “сифилис” — “сифак”, или “сифон”. К концу перемены все в классе были в белых меловых отпечатках от тряпки. Иногда вместо тряпки бралась какая-то реальная мерзость типа дохлой крысы или поюзанного гондона. Мерзость, конечно, брали не руками, а подковыривали палкой. Чтобы избежать попадания “сифы”, дети скакали по классу или школьному двору, проявляя чудеса ловкости, что твой Нео в “Матрице”. Иногда чудеса проявить не удавалось, и младенец наворачивался с парты, ломая себе шею.

Еще была игра “слон”: одна команда, полусогнувшись, выстраивается в цепочку головой к жопе соседа (эдакая человеческая многоножка), а игроки другой команды запрыгивают на эту многоножку сверху. Когда все игроки запрыгнули (и если вся эта конструкция не развалилась), “слону” нужно пройти десять шагов, чтобы победить. В случае победы команды меняются местами и уже прежние “ездоки” должны стоять раком. Во время игры можно было получить от прыгуна ногой по лбу или по уху, можно было лихо навернуться со “слона”, вывихнуть себе что-нибудь или растянуть — веселья просто уйма!

Вышибалы. Ну, это все знают, в вышибалы играют даже на физре. Наш физрук, когда изнемогал с бодуна, просто давал нам мяч и командовал рубиться в вышибалы — а сам уходил в каморку умирать. До конца урока мы гарантированно носились с мячом, стараясь как можно сильнее покалечить друг друга. Итогом этих развлечений были шишки, синяки, разбитые носы, сломанные очки и выбитые зубы.

Еще была игра с лаконичным названием “жопа”. В дворовых культурах она именуется по-разному и имеет совершенно разные правила, но суть ее везде сводится к одному: проигравшая команда становится к стене или в ворота, нагибается, а команда победителей пинает в них мячом, стараясь попасть неудачникам по жопам. Я не помню сейчас тонкостей и как именно вычислялось количество ударов (кажется, как-то подсчитывалась разница в очках), зато помню, как метко и сильно бил мой сосед по подъезду Рома: несчастные дети валились с ног, будто в них выстрелили мячом из пушки.

Зимой практиковалась игра в “царя горы”. Возле школы коммунальщики после чистки дорог оставляли огромную снежную гору. Суть игры была в том, чтобы забраться на самый ее верх и не дать залезть на гору другим. В пылу азарта веселье превращалось в кровавую бойню: в ход шли снежки и глыбы прессованного снежного наста с дороги. Сам же “царь” нещадно пинал по головам всех атакующих в тщетной попытке удержать трон. Под конец его, конечно, стаскивали за ноги, избивали и заставляли жрать снег.

Еще помню период, когда все пацаны ходили со сбитыми костяшками. Только это были раны не от мордобоя в подпольном бойцовском клубе, а от игры в монеточку. Суть такая: на столе раскручивается стоящая на ребре монетка, и каждый должен щелчком как бы подкрутить ее, не давая упасть. Тот, кто щелкнул по монете слишком сильно (так, что она улетела со стола) или недостаточно сильно (так, что она перестала вращаться), объявляется проигравшим. В качестве наказания он упирается кулаком в парту, а остальные игроки кладут на стол монетку и должны все тем же щелчком попасть по кулаку неудачника. Звучит не больно, но на самом деле монетка часто сдирала кожу и надолго оставляла кровавые ссадины — можно было врать, будто подрался с кем-то. Хотя кому врать-то, если у всех точно такие же ссадины на кулаках.

Ну а если воображения на игры не хватало, на переменах банально дрались или избивали кого-то за школой.

Страстью тогдашних детишек было что-нибудь поджигать или взрывать. Со скуки мы поджигали мусорки. Особым шиком считалось запалить покрышку — в небо летит столб плотного вонючего черного дыма, а старухи из соседней пятиэтажки просовывают морды в форточки и матерятся. Было круто бросить в костер кусок шифера или бутылку — они лопались и осколком кому-нибудь могло вышибить глаз.

Взрывы — особая статья веселья. Раньше петарды не были в широком доступе, зато повсюду валялся карбид. Карбид требовалось покрошить в бутылку, потом нассать в нее (или наоборот, сперва нассать, а потом бросить карбид, не помню точно) и плотно закрыть крышкой. Через минуту в бутылке происходила какая-то неведомая нам реакция, и ее на хуй разрывало! Бабки снова просовывали морды в форточки и принимались материть нас.

Еще была селитра. Не знаю, откуда старшие ребята ее доставали и что с ней делали, но в итоге получалась ракета. Ее поджигали в центре детской площадки и разбегались в разные стороны. Ракета искрила, шипела, дымила, улетала куда-то вбок и бабахала. Или не бабахала, а просто искрила, как бешеная, не помню уже. Было весело и страшно — вдруг ракета отлетит в тебя. В каждом дворе ходила легенда о мальчике, которому такая ракета сожгла все лицо и пришлось пересадить туда кожу с задницы.

Это лишь небольшая часть воспоминаний о развлечениях на переменах. Я, слава богу, не застал всяких стрелок между школами, с применением велосипедных цепей и свинцовых кастетов, не варил молочище или ханку, не поджидал историка после уроков, чтобы дать ему пизды. Этого не было у меня, зато было у многих моих знакомых. Так что, может, от греха подальше, пусть лучше детишки в перерывах между занятиями пырятся в свои мобилки?

Yesterday
0
146

Святые в латексных трусах

Александр Сорге — о религии нового поколения и том, почему гей-супермен хуже чернокожей русалочки

Политкорректность в XXI веке стала настоящим философским камнем для продюсеров с голливудских холмов. Ведь теперь чтобы собрать кассу, достаточно состряпать толерантный ремейк известного фильма и бросить его в кормушку неприхотливому зрителю. И плевать, что кинопленка, страницы книги или комикса от прикосновения такого Антимидаса превратятся в зловонное дерьмо — деньги-то не пахнут.

Трансмутация не проходит бесследно и для персонажей. Охотники за привидениями превращаются в охотниц, русалочка Ариэль неожиданно меняет цвет кожи, а некоторым супергероям и вовсе приходится приспустить свои латексные трусы: Том Холланд, новый аватар Человека-паука, не исключил, что Спайди вскоре может сменить ориентацию. И все бы ничего, но такие алчные лжепророки, кромсающие канон, в будущем могут стать причиной новых религиозных войн.

Насиловать успешную франшизу и получать отвратительные выкидыши-ремейки, которые, тем не менее, приносят деньги — действительно беспроигрышный вариант. Ведь всех еретиков, что кривят нос от новорожденных киногомункулов, можно обвинить в нетерпимости. Казалось бы, избежать праведного гнева можно одним простым способом: создай свою франшизу и лепи из главных героев хоть голубого Халка, хоть трансформера-трансгендера. Никого не коробит от того, что Черная Пантера — африканец, а у Чудо-женщины между ног ваджайна, а не пенис. Ибо это оригинальные персонажи, а не нелепые копии какого-нибудь популярного супергероя.

Назови сценаристы нового фильма русалочку не Ариэль, а, скажем, Ленор — никто бы не сказал и слова. Но тогда пришлось бы конструировать нового героя, вписывать его во вселенную, короче, пришлось бы по-настоящему работать, а не греть руки на громком имени. Да, кто-то справедливо заметит, что Русалочка — вовсе не детище Диснея, а посему каноном ее тоже назвать нельзя. Однако, согласитесь, студия под предводительством старого нациста благодаря неповторимой рисовке, песням и оригинальным персонажам каждый раз создавала новый мир «по мотивам» сказок, касалось ли это Русалочки, Белоснежки или Золушки. Новый же фильм именно что хочет выехать за счет славы диснеевской франшизы, которая полюбилась многим еще в детстве, а не переосмыслить сказку Андерсена. Ибо ни рыбки Флаундера, ни чайки Скаттла в оригинальном произведении датского прозаика нет.

И раздражает-то во всех этих ремейках не цвет кожи главного героя, не диаметр его ануса и даже не то, что штампованное коммерческое дерьмо выдают за «перезапуск вселенной». Бесит то, что кто-то своими грязными руками эксплуатирует образы, которые давно запали многим в душу. Да еще и прикрывая это благой целью — торжеством социальной справедливости!

Это как если бы тебя начали уверять, что твоя почившая бабуленька, которую ты очень любил и к которой каждое лето ездил в деревню, на самом деле была огромной чернокожей лесбофеминисткой. И пекла она не пирожки с картошкой, а черничные маффины. И если ты не согласен с таким «новым прочтением» твоих воспоминаний — ты мразь, подонок и шовинист.

Причем, «переосмысление» это происходит максимально топорным образом: заменой персонажей на их более политкорректные версии. И плевать, что в оригинальном произведении протагонист получался таким харизматичным именно благодаря мастерству игравшего его актера, будь то Билл Мюррей из «Охотников за привидениями» или Джордж Клуни из «Друзей Оушена». Главный герой запоминался не потому, что его играл белый цисгендерный мужик (или рыжеволосая женорыба), а потому, что съемочной группе или команде аниматоров удавалось создать неповторимый образ. Образ, который пытаются заменить посредственным, но корректным суррогатом.

Несмотря на то, что у создателей графических романов действительно есть костыль под названием «мультвселенная», который позволяет запихнуть в костюм Человека-паука хоть антропоморфную свинью, оригинальные герои очень редко подвергаются существенным изменениям. В последнем фильме про Человека-паука рыжеволосая MJ не просто сменила цвет кожи, но стала новым персонажем, пусть и с весьма похожими инициалами. И хотя это был лишь реверанс в сторону прогрессивной общественности, сделан он был изящно.

В этом и заключается главное правило вселенной комиксов: Бэтмен может стать женщиной, чернокожим или вовсе трансгендером, но Брюс Уэйн навсегда останется Брюсом Уэйном. Темнокожий Майлз Моралез надевает костюм с рисунком паутины после смерти Питера Паркера. Да, он действительно становится новым Человеком-пауком. Но он не становится Питером Паркером: никто не пытается убедить нас, что Паркер вдруг превратился в подростка-афроамериканца. Исайя Брэдли приходит на замену Капитану Америке, но никак не Стиву Роджерсу. Джон Стюарт превращается в нового Зеленого Фонаря, но не в Хэла Джордана. И все эти супергерои — не просто кальки оригинальных персонажей другого цвета, а проработанные самостоятельные личности. В этой гибкости заключается величайшая сила мира графических романов. И ее же величайшая слабость. Поэтому-то гей-супермен может быть куда опаснее для мира реального, чем темнокожая Ариэль.

Давайте начистоту: почти наверняка новый ремейк Русалочки получится убогим, и совершенно точно фильм забудут уже через полгода. Но с комиксами все обстоит иначе. Ни одна франшиза не обладает такой масштабной вселенной, впитавшей в себя сотни фильмов, игр и графических романов, которой обладают Marvel и DC. И все персонажи, их альтернативные версии, однажды родившись, навсегда остаются в этой вселенной.

Комиксы почти что стали новой религией, посудите сами: у них огромные армии последователей по всему миру, а у этих последователей свои священные символы и ежегодные обряды.

И, что более важно, своя мифология, где есть спасители и чудотворцы, что спускаются с небес, мифология, которая очень напоминает не только древнегреческий пантеон или скандинавские сказания, но и Священное писание. На первый взгляд это звучит абсурдно: христианская Библия видится обывателю монолитным талмудом с непрерывной канвой повествования, в то время как комиксы — целой горой лубков с тысячами героев и сотнями альтернативных сюжетных линий. Однако даже каноническая Библия — скорее антология священных текстов. Причем у каждой конфессии эта антология будет своей: если у протестантов Библия состоит из 66 книг, то у Эфиопской православной церкви — из 81.

Не говоря уже о десятках апокрифов — христианских текстов, которые были признаны церковью неканоническими, а то и вовсе запретными. И в апокрифах этих часто даются альтернативные трактовки образа Христа. Например, в «Евангелии детства от Фомы» рассказывается, что юный Иисус подчас совершал и недобрые дела: однажды он проклял мальчика, отчего тот умер. В Толедот Йешу — фольклорном еврейском жизнеописании Христа — вообще говорится, что помазанник Божий умел летать. Это очень похоже на концепцию мультивселенной, где супергерой обладает множеством альтернативных версий, которые, тем не менее, имеют общие черты: сравнить хотя бы образы нелепого и карикатурного Бэтмена из комиксов 60-х с мрачным Бэтменом, созданным Фрэнком Миллером.

В Пятикнижии (первых пяти книгах Ветхого Завета), которое изначально считалось единым связным текстом, существует большое количество повторений и парафраз: в 25 случаях одна и та же история рассказывается в двух версиях. Иногда повторы раскрывают первоначальную версию, а иногда и вовсе противоречат ей. Это позволило ученым высказать гипотезу, что Пятикнижие на самом деле составлено из нескольких независимых, но схожих текстов (так называемая документальная гипотеза). Для любого, кто знаком со вселенной DC, очевидно, что мы бы получили схожую картину, если бы попытались составить один-единственный канон из огромного множества комиксов, изобилующих альтернативными вселенными и параллельными сюжетными линиями.

Так почему бы продюсерам не пойти дальше и не создать собственное вероучение, тем более что зачатки культа уже есть? Еще старик Хаббард говорил: хочешь заработать — создай религию. А он-то в этом фишку точно рубил. Учитывая то, что некоторые актеры буквально срослись с ролями героев в масках, маркетологам и пиарщикам не составит никакого труда состряпать мясные воплощения святых в спандексах. Тот же Дауни-младший настолько полюбил свое альтер-эго, что уже непонятно, когда в кадре появляется актер, а когда — Железный Человек. Когда Стена Ли объявят пророком, а из его трудов составят каноническое священное писание, комиксам до настоящей религии останется всего один шаг.

Любое верование — от зороастризма до коммунизма — суть торговля. Покупка лояльности на сладкие грезы: о светлом прекрасном будущем, о жизни загробной или о счастливой жизни земной. Продажа удобного объяснения мира «под ключ» или же сакрального знания о единственно верном пути. Все эти рассуждения о комиксах как о новой мировой религии звучат забавно и абсурдно тех пор, пока цветастые книжки не начнут предлагать людям что-либо. Именно когда идея, насколько бы трансцендентной она ни была, начинает что-то сулить человеку, она превращается в идею фикс, за которую можно умереть или убить ближнего. Тогда и только тогда у лысой обезьяны загораются глазки, начинают трястись ручки и любой сказочный Дед Мороз обретает плоть и начинает казаться реальнее собственной матери.

Когда герои в обтягивающих костюмах начнут дарить обещания со страниц комиксов, словно Мистерио предлагать людям иллюзию, комиксы мгновенно превратятся в новый мировой культ. Звучит безумно?

В XXI веке многие до сих пор верят в астрологию, заряжают банки с водой у телевизора, считают Землю плоской и даже верят в какого-то гребаного бога Кузю.

На этом фоне подросток, пуляющий из запястий белой липкой жидкостью или миллиардер, облачающийся по ночам в костюм летучей мыши, выглядят совсем безобидно.

А любая крупная религия неизменно начинает колоться и дробиться на сотни течений, направлений, конфессий и ересей. Это обусловлено самой природой ветвистого древа священных текстов. Иногда канон переписывается намеренно, ведь разногласия, касающиеся его особенностей, являются удобным поводом к дележке денег и власти. Великая схизма, или раскол Русской церкви в середине XV века — примеры, знакомые каждому школьнику.

Marvel перезапустил франшизы «Человека-паука» и «Людей Икс» как раз для того, чтобы права на персонажей перешли от Sony и Fox к издателю комиксов, а блудные герои вернулись в лоно истинной церкви. Так что все, кто считает Тоби Магуайера единственно истинным воплощением Паука на этой грешной земле, вскоре будут гореть ярким пламенем на кострах инквизиции.

А иногда расколы возникают просто потому, что находится умник, который зацепился за ту или иную фразу и начал рассказывать своей пастве, что вот именно он понял откровения правильно, а все остальные заблуждаются. Что Супермен был антихристом, а не другом Бэтмена, ведь существуют священные тексты за авторством равноапостольного Френка Миллера, которые подтверждают это! И что еретикам, почитающим Кал Эла наравне с Брюсом Уэйном, непременно нужно объявить джихад. В любом случае, теологические оппоненты не особо терпимы друг к другу и отличаются скорее кровожадностью, нежели смирением: Варфоломеевская ночь и даже целый Альбигойский крестовый поход против христиан-еретиков — яркое тому подтверждение.

А посему все комиксы нужно как можно скорее запретить и сжечь, пока они не стали новым сортом опиума для народа. Необходимо проповедовать каждому встречному, что все эти Мстители — от лукавого. Ведь нет Господа Бога кроме Бэтмена, а Френк Миллер — пророк его.

July 15, 2019
1
193

«Но у меня лишь грезы...»

Александр Сорге — об «Алых парусах», уроках профориентации и светлом будущем

Вот и прозвенел крайний звонок — настал радостный момент для всех учителей, ведь теперь они могут, наконец, выпроводить опизденевших им старшеклассников за порог и скинуть их на плечи директора какой-нибудь шараги. Все остальные встречают этот день с натянутой улыбкой, ведь за воротами школы вроде как начинается взрослая, самостоятельная жизнь, а «взрослая жизнь» в России звучит как приговор. Причем пожизненный. Ибо черт знает, что ожидает новоиспеченного матроса или матроску, ведущего свою байдарку жизни сквозь этот окиян экзистенциального ужаса.

Конечно, университеты дают некую отсрочку от этого приговора и чувство мнимого благополучия, однако всего на пару лет. В Петербурге же выпускной дополняется национальным шоу под названием «Алые паруса», призванным вдохнуть во вчерашних школьников веру в лучшее завтра. Мол, раз грезы Ассоль стали явью, — и у тебя все получится, ведь, как говорят топ-менеджеры «Газпрома», «мечты сбываются».

Алкогольное цунами дважды прибивало меня к гранитной набережной, где свершалось это действо. Впервые проходка досталась мне как экс-школьнику от государства. Второй же раз меня занесло в центр города случайно. Алкоголь в магазинах не продавался, а бухать в барах было дорого, и я решил выменять билет на пятисотрублевую купюру у какого-то мутного чувака рядом с «Галереей». И каждый раз, попадая в гущу праздника, я видел одно и то же зрелище. Очередная говорящая шляпа с усами, которая по какому-то магическому недоразумению избирательной комиссии стала губернатором Санкт-Петрограда, говорила со сцены своим усатым ртом до одури банальные слова: про гордость и надежду нации, про великое будущее и, конечно же, про пресловутое путешествие во взрослую жизнь. Хотя вместо сладких речей губернатор лучше бы провел пятиминутку профориентации, ибо в школе этим никто не занимался. Серьезно, у нас в школе уроки, которые, по идее, должны помочь тебе определиться с будущим, бывали пару раз в год. Вся суть их заключалась в прохождении тестов чуть ли не из «Космо». А вела их психологиня предбальзаковского возраста, которой было до пизды, что тебе там интересно и чем ты там хочешь заниматься.

Школьная программа плоха не своими квадратными уравнениями, которые «нипригадятсявжизни», ведь они заставляют маринованные в «ягуаре» и подкопченные дешевыми сигаретами мозги юнца худо-бедно развиваться. Она плоха тем, что, помимо этих самых уравнений, не дает больше ничего.

Никто не объясняет школьнику, почему не стоит брать микрозаймы, или что делать, если ты потерял паспорт. Но, что хуже, никто не объясняет подростку, что ему делать со своей жизнью: как понять, чем он хочет заниматься, как развить и где можно применить эти навыки. За всеми этими громкими спорами вокруг ЕГЭ и учебников упускается главный вопрос: может, школа должна готовить человека еще и к реальному, а не только к абстрактному университетскому миру?

Конечно, сегодня модно кукарекать, что школа вовсе не для этого, что нужно саморазвиваться, и вообще, «государство вам ничего не должно». Но бетонные коробки школ пока что стоят почти в каждом дворе, и в их чреве все так же 11 лет варятся дети. Так раз у государства хватает желания организовать такие нужные всем уроки православия, почему бы не найти время и для нормальных занятий по профориентации? Ведь в результате мы получаем армию абитуриентов, которые не просто не понимают, кем они будут после получения цветной картонки, — они не понимают, зачем вообще им нужно высшее образование.

Гордое звание бакалавра обретается по принципу «чтобы как у всех нормальных людей», «потому что мама сказала», «чтобы откосить от армии» и лишь в исключительных случаях — потому что человек действительно хочет трудиться в определенной сфере. Как итог всего этого — почти каждый третийжитель необъятной работает не по специальности.

Конечно, в тот день рядом со мной в толпе были те, кто уже поминутно распланировал свою жизнь (или за кого это сделали родители). Были те, кто окончит школу, окончит универ, кончит в свою телку (не все же Поперечному шутки пиздить) и будет катить по этой колее оставшиеся 50 лет. Но было много и тех, кто плохо понимал, куда грести в океане возможностей.

Тем не менее в какой-то момент вся эта орда вываливается на набережную. Кульминация. И вот ты видишь этот величественный корабль с красными парусами в ярких лучах софитов, который под грохот фанфар величаво входит в петровскую акваторию. Вместе с тобой с разинутыми ртами на него смотрят сотни вчерашних школьников со всей страны. И в эту теплую летнюю ночь правда верится, что все возможно, что до этой мечты с красными парусами и правда можно доплыть, ведь вот она, рукой подать, а воды Невы не такие уж и холодные.

Но затем бриг с символичным названием «Россия» медленно разворачивается и уплывает обратно, а ты так и остаешься стоять на заблеванной набережной. И никакой капитан Грей не возьмет тебя на борт, ведь билеты на этот корабль распределяются строго по партийным спискам.

И когда алкогольные спириты отпускают твое тело, наступает трезвость, а прекрасный корабль оказывается яхтой очередного чиновника, который машет тебе с палубы ручкой и рассказывает, что «жить стало лучше, жить стало веселее». И все бы ничего, но тех, кто дерзнет построить шхуну своей мечты с парусами другого цвета, посадят на якорь или выдавят из территориальных вод. А сам корабль федеральные каперы либо экспроприируют, либо просто пустят ко дну. Примеров масса: от Чичваркина и Дурова до свежего дела против основателя «Рольфа».

Неудивительно, что у многих сегодня складывается полное ощущение, будто бы урвать корку хлеба можно, только присосавшись к госкормушке. И речь здесь не о работе учителем или научным сотрудником. Взять хотя бы этих ваших блогеров. Будь лояльным, говори правильные вещи, погуляй по парку, порекламируй выборы, и тебе не только скинут пару лямов на карту, но и, возможно, покажут тебя по федеральным телеканалам в одной передаче с президентом! А Юра Хованский — профессиональный стендапер, талантливый рэпер и лицо российского YouTube — вообще недавно стал помощником депутата.

Когда ты не знаешь, чем хочешь заниматься, или тебе просто все равно, что делать — бить ли людей на митинге за зарплату или рисовать подписи за кандидатов на выборах — решение устроиться на госкорабль батраком выглядит вполне логичным. Ведь там, глядишь, и на палубу выбраться можно будет да досочку от мачты отпилить — чем не Russian dream? Проблема в том, что выбора-то особого и нет: этот корабль видится единственным спасательным кругом в бурном северном море. Да и размеры казенной посудины гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.

Мы действительно живем в уникальной стране: на эдаком «русском поле экспериментов», где порой после жестоких опытов появляются уникальные артефакты, словно бы прямиком из Зоны, описанной Стругацкими. Например, экономика Шредингера, которая находится в состоянии суперпозиции: она вроде бы одновременно и рыночная, и командная. Доля государства в российской экономике достигает от 45 (данные РАНХиГС) до 70% (данные ФАС). Две трети банковского сектора также заняты государством. «Госхолдинги в России контролируют целые отрасли и фактически превратились в министерства», а оставшееся поделено олигархами-феодалами, лояльными к главному сюзерену. Показательнее всего ситуация в СМИ: многие газеты и телеканалы носят у нас гордое звание независимых, однако штраф в 22 миллиона получает только издание Евгении Альбац. Не будем говорить, почему столь большая доля государства отравляет экономику любой страны, нам интереснее другое.

Приходя работать в любую корпорацию с приставкой рос-, гос- или росгос-, попадая на поля очередного феодала, ты обязуешься неукоснительно разделять курс партии и участвовать в пятиминутках ненависти. И черт бы с ним, не так уж это и страшно на самом деле. Если бы не одно «но»: присягая феодалу на верность, ты обязуешься жить в его реальности.

Есть одна «реальная реальность», где население нищает от года к году, а есть «реальность на бумаге», где в каждую клеточку вписана нужная красивая циферка.

И поступать и говорить ты должен так, чтобы твои действия полностью вписывались в ту, бумажную реальность. А иначе тебя уволят, как аналитика Сбербанка, который написал в отчете об огромных долгах «Роснефти» и о том, что контракты «Газпрома» выгодны только подрядчикам.

Это формирует настоящее двоемыслие: вроде и понятно, что кругом все только беднеют, да и вообще все не так хорошо, как на ТВ показывают, но ты продолжаешь действовать, исходя из той, искусственной реальности. Вон Кудрин недавно тоже проговорился, что бедность скоро приведет к «социальному взрыву». Но потом опомнился, осознал, в каком мире живет, и извинился за «эмоциональные проявления». Причем прививать это двоемыслие часто начинают еще в университетских аудиториях. Например, увольняя профессора, который рисует не столь радужное будущее для политического руководства. Или признавая дипломную работу красноярского выпускника о долгах региона ненаучной.

И это плохо. И речь здесь вовсе не о банальной свободе слова, подавлении инакомыслия или торговле принципами — все это чушь по сравнению с главной проблемой. Вы можете объявить себя второй инкарнацией Ньютона, напридумывать какие угодно законы физики, написать целые трактаты по ним и свято в них верить. Вы даже можете построить самолет, исходя из «своих» законов небесной механики и, возможно, он даже взлетит. Есть лишь одна проблема: он непременно разобьется. При таком масштабе вмешательства государства в экономику проповедуемое двоемыслие может стать самоубийственным.

Одно дело, когда диктор внушает по радио, что над империей светит солнце, в то время как паводки смывают целые деревни, — пропагандистская ложь не сильно влияет на ход небесных тел. Но когда под эту бумажную реальность подгоняются финансовые отчеты, когда главу Росстата увольняют за «недостаточный оптимизм», и после этого цифры начинают показывать не реальный, а дивный новый мир, — это все может закончиться катастрофой. Пилоты, воспользовавшись золотыми парашютами, может, и спасутся. А пассажиры сгорят в адском керосиновом пламени. Учитывая то, что почти все население либо летит на этом разваливающемся кукурузнике, либо его обслуживает тем или иным образом, спастись не удастся никому.

Потом был салют. Чертовски красивый. Настолько, что хотелось плакать под гигантскими огненными звездами, искрящимися пороховыми кометами и разноцветными рукотворными протуберанцами. «Алые паруса» действительно заставляют хоть на миг, но поверить в сказку. Но самому жить в сказке и заставлять жить в ней других опасно.

Какого бы цвета ни были твои паруса, они не поднимут тебя в воздух, когда безумный капитан ведет корабль на рифы.

Особенно когда этот корабль — ковчег, за который держатся 144 миллиона человек. Ковчег, куда мечтают попасть многие, потому что крупных судов в порту больше не видно. И потому что этот ковчег выглядит добротным источником пиломатериалов. Можно долго биться с коррупционной гидрой, отрубая одну голову за другой. Но пока государственный аппарат еще в отрочестве воспринимается как огромная лохань с денежным комбикормом, к которой тем или иным способом можно присосаться, все эти россказни про борьбу с казнокрадством — лишь громкая отрыжка.

И пока ситуация не начнет меняться, выпускникам запомнится не эта отрыжка, не сладкие речи губернатора, а, скорее, слова из песни Лагутенко, который пел на сцене после чиновника: «Уходим, уходим, уходим, наступят времена почище».

July 5, 2019
0
197

Кто есть москвичи на самом деле

Данила Блюз написал инфернальный гайд для провинциалов — о том, кем же в действительности являются коренные обитатели столицы

Россия — страна уникальная. У всех людей страны как страны, а наша делится на две неравных части: Москву и провинцию. То есть вся эта огромная территория, с непроходимыми лесами, бескрайними снегами, полноводными реками — все это задворки Москвы, ее окраины. И жители России, соответственно, делятся на москвичей и русских. Есть еще третья категория населения, их называют «нерусские», но о них в другой раз.

Итак, кто такие русские, мы знаем. Это ты, это я, это вот она тоже, ну и тот тип, пожалуй. Простые ребята в классических костюмах «адидас» по будням и белых костюмах «адидас» по праздникам. Мы любим пиво из полторашек и семечки, у нас всегда в кармане есть нож-бабочка и татуировка на предплечье, которую сделал один знакомый за коробок плана.

А вот кто такие москвичи? Что это за существа такие? Почему так много простых русских пацанов и девчат бросают родные панельки и бегут в столицу ради того, чтобы там стать теми самыми пресловутыми москвичами? Эта херня мне непонятна.

Что суть есть такое Москва? На самом деле Москва — это не город, не «звонят колокола», не столица нашей Родины. Москва — это огромный клоп, присосавшийся к России и пьющий из нее кровь. Панцирь его огрубел от коросты из небоскребов, кремлей и тысячи слоев тротуарной плитки, а жадный хоботок проник в самую глубь тела страны, добравшись до самых кипучих и сытных ее артерий. Москва с каждым днем раздувается, жиреет, с чавканьем поглощая кровь страны. Жители столицы с радостью ползают по этому пульсирующему чудовищу, гладят его, целуют и приговаривают: «Ох, как похорошела Москва при Собянине!»

Но так говорят не настоящие москвичи, а «понаехавшие» — лимита, которая не видела, какой была Та Самая Москва. Какой именно она была, никто вам не скажет: если уж вы ее не видели, то о чем с вами разговаривать. А если видели, то тут и говорить нечего, все без слов понятно.

Настоящие москвичи Собянина терпеть не могут, потому что Собянин из рода древних чукотских шаманов и не поддался на колдунство Москвы. Он до сих пор презирает тамошнюю роскошь и из здания мэрии, буквально задыхаясь, мчится за город, где у него обустроена теплая юрта с запасами галлюциногенных грибов и вяленой оленины. Там он сбрасывает с шеи осточертевший галстук, скидывает костюм и, схватив бубен, начинает плясать шаманские пляски, дабы сбросить с себя московскую скверну. А утром снова на работу.

Пока вся Россия гибнет от усталости в шахтах, на заводах и в офисах за порцию доширака и бутылку пива «Боярин», москвичи живут припеваючи, ни в чем себе не отказывая и при этом совершенно не работая. Работают в Москве только приезжие русские и нерусские. Вы не встретите москвича на улице, в очереди супермаркета, в торговом центре, в кофейне или в Макдоналдсе. Москвичи перемещаются по секретным подземным тоннелям и лишь изредка поднимаются наверх, для того чтобы съесть очередного русского или забрать закладку на детской площадке.

Да, москвичи не питаются обычной едой, они, как и их монструозный город, живут тем, что сосут кровь русских людей. Нерусских москвичи боятся есть, потому что у тех может быть разряд по самбо или травмат.

Размножаются москвичи тоже с помощью приезжих. Стандартные пути размножения им недоступны, потому что все москвичи поголовно геи и лесбиянки. Чтобы пополнить свою темную армию, москвичи похищают из роддома младенца и относят его главной москвичихе Божене. Слюна Божены за многие века эволюции стала особо токсична, и стоит ей укусить младенца, тот тут же получает кокаиновую зависимость, покрывается автозагаром, обрастает модной прической от Сергея Зверева, а на подгузниках проступает лейбл «Гуччи». Теперь, чтобы вновь обратить карапуза в русского и вывести из организма ядовитые бациллы Божены, его нужно на неделю запереть в сибирской бане, хлестать веником и поить водкой под военные песни в исполнении хора Александрова. Но делать это нужно вовремя, пока в паспорте у него не появилась московская прописка. После этого никого обратить в русского не удавалось, потому как непреодолима сила московской прописки.

Тайный совет москвичей составляют: Божена Рынска, Андрей Молохов, Александр Власьевич Масляков, Алла Бафометовна Пугачева, Гипербарей Алибасов, Церберетелли и беглый Лужков, который с женой прячется в специальных катакомбах под мэрией и подслушивает Собянина через канализацию. Возглавляет совет дрессированный черный козел Гаврюша.

Выше я уже сказал, что москвичи не работают. Но откуда же тогда берутся у них огромные склепы в сталинских высотках в центре, откуда лимузины и кабриолеты, откуда деньги на кокаин, крем-брюле и ставки в игровых автоматах? А все потому, что москвичи буквально срут золотом.

Да, каким-то чудным образом их организм переваривает кровь русского народа так, что на выходе получается чистейшее золото 999-й пробы. Но все не так просто. Дело в том, что золото из них выходит не в чистом виде и даже не в форме каких-то обтекаемых слитков, нет. В москвичах золото превращается в готовую бижутерию, в причудливой формы ожерелья, диадемы, кольца, браслеты и сережки. Оттого-то москвичи вечно всем недовольны, вечно ходят с кислой миной, будто лимонов насосались. Постоянно они то про Собянина ноют, то президент им не тот, то реновации им не нравятся, то пробки, то дорогу где-то перекопали, то официант на них не так посмотрел. А дело в том, что вся эта изысканная ювелирка безбожно раздирает им анусы своими фигурными загогулинами.

July 3, 2019
1
420

Пророки из российских телешоу

Иисус умер за ваши грехи, а Александр Сорге всего лишь посмотрел за вас российские телепередачи

Я вам покажу царствие и дорогу в этот рай Л.А. Гузеева

В очередной раз совершая ритуал поклонения богу Дионисию и предаваясь возлияниям, я, аки современный аргонавт, бороздил бескрайние просторы интернета. И бес меня дернул глянуть российские телешоу. Ей-богу, благодаря почти двадцатилетней отрицательной селекции, отечественное телевидение не просто деградировало, а выродилось в уродливого гомункула, который способен лишь эксплуатировать самые низменные эмоции и примитивные человеческие инстинкты.

То ли в силу умственной импотенции, то ли в силу банальной лени (по принципу «и так схавают») эфирные алхимики сегодня способны выдавать лишь стерильную глянцевую картинку, где говорящие сиськи на фоне моря рассказывают википедийную банальщину, сдобренную парой дебильных шуток. Ну либо мы можем наблюдать всевозможные видеоверсии птичников в разных декорациях, где петухи и куры умеют только орать и кидаться друг в друга пометом. Именно поэтому, наткнувшись на подобное шоу, ты сначала смотришь его минут пять и только потом, придя в сознание, с ужасом переключаешь канал или закрываешь вкладку. Я же, открыв этот телеящик Пандоры, закрыть его уже был не в состоянии.

Пока я обмазывался несвежими сериями «Беременна в шестнадцать», «Обмен домами, женами, мамами, детьми», у меня, помимо уровня алкоголя в крови, росло и крепло ощущение ужаса: ведь всю эту солянку, которой тошнит отечественных продюсеров, кто-то ест. Но апогей безумия наступил, когда я включил «Давай поженимся», серию под названием «Хозяйка пансионата».

Поистине, это был настоящий бал Воланда с той лишь разницей, что им правил не князь тьмы, а три бессменные валькирии. Ад опустел, все демоны уж были в кинескопе: получилась квинтэссенция, экстракт «Одноклассников» (причем самой темной и глубинной части этой соцсети), конвертированный в телеэфир.

Какой-то блядский сюрреализм, провинциальная алковписка с героями стримов Гетельмана в декорациях федерального телеканала. И все это под бесподобный кавер песни «Давайте выпьем, Наташа» в исполнении автомеханика из Ангарска.

Градус сумасшествия зашкаливал настолько, что хотелось, непрестанно бормоча имя Господа, уехать куда-нибудь на Валаам, в монастырь. Ну или хотя бы сменить виски на текилу и очертить круг из соли вокруг себя.

Странно, но почему-то все эти эфирные алхимики, вне зависимости от телеканала, проецируют на экран потусторонний мир каких-то гребанных мурлоков: обрыганов-дегенератов, неадекватных стерв и прочих моральных уродов всех полов и гендеров. И настоящий страх приносит осознание, что мир этот, словно в книгах Лукьяненко, тесно переплетен с миром нашим — он вокруг нас. И стоит только совершить ошибку и выйти из комнаты, вся эта агрессивная орда накинется на тебя и сожрет.

И ведь так кажется, даже если ты не смотришь телевизор! Стоит зайти в любой крупный новостной паблик и открыть там комментарии, и на тебя сразу же обрушатся жаркие потоки взаимной ненависти: либерасты обещают вешать ватанов на столбах, квасные патриоты же готовы расстреливать либшизу у стены, феминистки призывают к поголовной кастрации спермобаков, а альфасамцы же клянутся сжигать современных суфражисток на кострах. Ужас!

В этот момент, словно уловив мои мысли, Лариса Андреевна (да пошлет ей небо тысячу лет процветания) решила прямо посреди передачи разобрать комментарии гнусных хейтеров в своем инстаграме. В ходе сего замечательного действа в дневном эфире прозвучало слово «ПИДОРАСИНА», которое затем появилось на экране (видать, для закрепления слабослышащими бабулями и дошколятами). Почему-то, когда федеральный телеканал вставляет в свою передачу отрывок с матерной репликой, — это нормально и ничего предосудительного в этом нет. А когда в статью одного маленького, но очень гордого издания затесывается клип Киркорова, где звучит бранное слово, — ему сразу же впаивают штраф в сотни тысяч рублей.

Ну да ладно, идем дальше. Принцессой этого бала нечисти, за сердце которой бились алковоины с орочьими лицами, была Наталья — самая обычная москвичка средних лет с высшим юридическим образованием. Она не работала, но писала стихи и жила на доходы с того, что сдавала комнаты в своей квартире двум мужчинам. Только сдавала и ничего более. В общем, никаких странностей. Несмотря на то что вела себя героиня передачи подчас адекватнее ведущих, зорких валькирий было не обмануть. Они постоянно пытались втолковать даме, что ее мини-пансионат непременно превратится в секс-коммуну, а бокал шампанского обязательно приведет к «водочным вечеринкам», ведь она «чистая синюка». И в том, что бывший муж ее колотил, тоже виновата только Наталья. Почему? Повлияло «соединение Венеры с Марсом в Рыбах и в квадранте с Ураном». Судьба такая, ведь каждый «человек должен проживать свою дхарму». Богу — богово, кесарю — кесарево.

При этом приличная и опрятная москвичка Наталья, пусть и слегка потрепанная, ничем не отличается от подзаборных люмпенов, которые пять минут назад устроили в передаче треш-шапито:

«Я вам открою секрет, если вы думаете, что сегодня между вами и ними огромная пропасть — вы так не думайте. Ее, этой пропасти, нет. … Вы рядом».

«Вы такая же, просто вы живете в Москве в своей квартире, вы тоже маргиналка, как и они, абсолютная. Все одинаковые. Никакой разницы нет».

«Вы такая же, просто у вас немножечко другие деньги, мама рядом, недалеко… Я не знаю, какие я испытываю чувства: жалость, сострадание или хочется добить, чтобы не плодились…»

И тут в мою голову закрались тревожные мысли. Дрожащими руками я поставил уже пустой стакан на стол. В этот же миг светловолосая пророчица обратила свой лик на меня. И глаза этой пророчицы, наполненные не кровью, не праведным огнем, но холодным белым пламенем всеиспепеляющей и всеочищающей истины, были раскаленным кинжалом, который вскрывает твою грудную клетку, потрошит душу, достает и прижигает все пороки и грехи. В темной комнате, где белым, режущим глаза светом горел лишь монитор ноутбука, сделалось вдруг невыносимо душно. Гласом, эхом отражавшимся от бетонных стен, благословенная Лариса высказала все то, о чем я даже боялся подумать: «И если вы будете писать мне сейчас: «опять вы пригласили таких людей», «как можно, Первый канал» — вот так можно, вы чем-то отличаетесь?! Вы, в инстаграме которые сидите, вместо того чтобы работать и ребенку своему что-то принести, вы осуждаете меня, осуждаете нас всех, вы что сделали в своей жизни?! Вы не бухаете, нет?! Вы не такие же, как они?!»

В сердцах я смахнул стакан на пол. Рвя на себе рубаху, весь в слезах и соплях, я выбежал в панельные джунгли, где ласковое питерское солнышко, несмотря на ранний час, уже грело асфальт, выбежал и упал на колени: я такой же.

Какое я имел право ставить себя выше этих юродивых? «Вы одинаковые, Наташа. Просто у вас образование, но вы… генетически заложены для другого», — слова Гузеевой эхом звучали в голове. Ведь я, как и Наталья, ничем не отличаюсь от алкоголика, бьющего свою жену, недалекой малолетки, раздвигающей свои ноги перед каждым встречным, или гопника, отжимающего мобилы. Я есмь одно целое с ними. И вы тоже.

Да, у вас может быть образование, какая-никакая карьера. Вы можете быть честным мужем или верной женой, школьником или студентом, который учится на отлично. Но вы такой же маргинал, как и те, что уже опустились на самое дно социального болота. Просто еще не подозреваете об этом. Таковы ваши природа и судьба, Венера с Марсом, ну вы помните. По крайней мере, именно это пыталась внушить пророчица из российского телешоу.

Однако, утерев слезы и осмотревшись, я увидел «прекрасный город и чудесный народ»: хорошо одетых людей, мужчин и женщин (к сожалению, ни одного трансгендера не нашлось), спешащих на работу, молодых родителей и пожилых бабушек, ведущих умытых и опрятных детей в сад, на уроки в школу. Естественно, на улице можно встретить и конченное агрессивное быдло в спортивках, и алкоголика, и прочую погань, но так ли их много? Да, может показаться, что агрессия стала чертой русского менталитета, но это и не удивительно. Ибо, когда ты учишься шесть лет ради диплома, которым можно только подтереть жопу, ведь везде цветет и пахнет кумовство, когда ты батрачишь на работе за копейки, когда тебя могут посадить за репост или подкинутые наркотики, — действительно начинает появляться легкая нервозность и раздражительность. Ну а в рунете же хейта не больше, чем в любом другом сегменте глобальной Сети: в буржуйских фейсбуках и твиттерах антисемитское высказывание публикуется каждые 83 секунды. Интернет наполнен токсичностью по той же причине, почему детская песочница наполнена кошачьими какашками — там удобно срать.

«Мы должны благословлять эту власть, которая своими штыками и тюрьмами защищает нас от ярости народной» Михаил Гершензон

Глупо утверждать, что мы не умеем делать контент для ящика с кинескопом. У нас есть талантливые режиссеры, которые снимают прекрасные фильмы. И это не только Сокуров, Лунгин и Быков, но и Балагов, Хант и Шелякин. У нас есть отличные ведущие, и это не только Познер, Ургант и Дудь, но и Пивоваров, Солодовников и Парфенов. Черт возьми, да тот же ТНТ, победив вирус «Камеди клаба», начал делать неплохое стендап-шоу и выкладывать добротные, хорошо снятые сериалы на ТНТ-премьер. Да и в стране живут обычные люди, а не черти.

Создается впечатление, что на федеральных каналах, где в прайм-тайм малолетнюю шлюху обсуждают на протяжении семи выпусков, сознательно лепится образ быдловатого россиянина-неандертальца, заправленного водкой. Эдакий коллективный портрет народа-дикаря, который, дай ему волю, все разнесет, разломает и растопчет, а посему — придерживать этого неандертальца должна железная рука государства. Для его же блага: чтобы лоб не расшиб да глотку кому-нибудь не перегрыз.

Именно поэтому русский бунт всегда бессмысленный и непременно беспощадный. Девяностые-то оказались такими лихими не из-за комсомольских упырей, высосавших все нефтяные соки из страны, не из-за тотальной коррупции и совершенно имбецильной экономической политики, а из-за того что воздух свободы защекотал народу-варвару жопу, а государство ослабило свою железную хватку. Только поэтому.

Вечерние паноптикумы с лицемерными ведущими-британоподдаными и маразматичными, выжившими из ума экс-селебрити, которые брызгают слюной в припадке отчизнолюбия, грозясь лично доехать на танке до Вашингтона по дну Атлантики, будто бы нарочно делают такими нелепыми и гротескными. Не для стимулирования патриотической эрекции, а для вживления жути в сердца любого мало-мальски образованного человека. Ибо даже самый последний западник посмотрит на экран, где красуется даже не рожа, а именно что ебало пропитого уголовника, мнящего себя политическим экспертом, перекрестится, да про себя подумает: как же хорошо, что Господь над нами царя со своей дружиною поставил. Ведь только он, помазанник Божий, может сдержать всю эту мифическую, существующую лишь в телестудиях, чернь.

Наивно полагать, что весь этот эфир остается запертым в колбе кинескопа и отравляет реальность только лишь прилипшим к голубым экранам пенсионерам. Телевидение точно так же влияет на умы людей, как и пятьдесят лет назад. С той лишь разницей, что сегодня оно воздействует даже на тех, кто не смотрит телевизор. Ведь левиафан, ощетинившийся решетками антенн, научился запускать свои щупальца и в глобальную Сеть. Причем он делает это самыми грязными способами.

Ну а благодаря недалеким обзорщикам и стримерам, гогочущим над тупыми шоу, метастазы телевидения прекрасно приживаются в интернете. Добредя до ближайшего кофейного киоска, я взял себе крепкий американо. Осмотрелся, вздохнул поглубже и подумал, что со стаканом, да и со спиртным, я в общем-то, погорячился: нужно взять еще одну бутылочку лагера. А вот с телешоу точно пора завязывать.

June 27, 2019
1
306

Подментованный Бонифаций

Данила Блюз — о том, почему “Льву против” не избежать скорой кончины, стоит только чувакам пойти на сотрудничество с властями

Опять не сидится спокойно общественникам, опять они лезут в наш интернет, чтобы испортить все веселье. Его и так в Сети осталось с гулькин хуй, да еще и эти все прутся сюда со своими новыми инициативами. На любую даже самую безобидную херню обязательно найдется оскорбленный гражданин с кучей свободного времени, строчащий кляузы во все инстанции.

На этот раз положением дел в интернете обеспокоились зампред комиссии Общественной палаты по общественному контролю Артем Кирьянов и глава международного центра "Поколение права" Андрей Андреев. Они накатали пространное письмо обо всем бардаке, творящемся в Сети. Да не абы кому, а самому руководителю МВД России Владимиру Колокольцеву! Пожаловались на всех, даже на таких фриков, как Эдвард Бил и — о боги! — RED21. Бедный Володя Ржавый. Чем общественникам не угодили его уроки по созданию скворечника, ума не приложу. Наябедничали Кирьянов с Андреевым от души. Уж не знаю, к каким последствиям в интернете это приведет, может Эдварда Била упекут в дурдом, а Ржавого отправят на каменоломни... но есть в этом всем и положительный момент.

Среди прочих наши ябеды настучали на осточертевших всем “СтопХамов” и на распоясавшихся в последнее время “Львов против”. Если вдруг вы только вышли из многолетней комы или же читаете этот текст спустя 100 лет с момента его написания, то вкратце расскажу вам, о ком идет речь.

“СтопХам” — молодежная организация, которая борется с неправильно припаркованными и не туда проезжающими автомобилями. Нарушителям чуваки лепят на капот или лобовое стекло большущую наклейку с надписью “Плевать на всех, паркуюсь где хочу”. “Стопхамовцы” обычно показушно мирные, но если на них начинают нападать разгневанные автолюбители, то из толпы щуплых активистов выскакивают двое-трое здоровяков и решают вопрос с негодяем уже с позиции силы. Говорят, раньше бабки на проект давал Кремль, но сейчас все поутихло, однообразный контент всем уже поднадоел, так что откуда у активистов берутся деньги на наклейки и свободное время на бабьи склоки с водилами — неизвестно.

“Лев против” — активисты под предводительством наглого бородача по имени Михаил Лазутин (согласитесь, “Миша против” звучало бы не очень круто, поэтому приплели астрологическую принадлежность главного идеолога движения). Ребята занимаются тем, что просят всех потушить сигареты и прекратить распивать спиртное в неположенных местах. В случае отказа они брызгают на сигарету водой или отбирают бутылку и выливают ее содержимое (что, как вы понимаете, является самым настоящим самоуправством). Пьяные граждане куда веселее трезвых автомобилистов, и часто конфликты перерастают в драку, чего Льву-Михаилу и надо. А недавно “Лев против” совместно с бойцами ОМОНа устроили набег на общественное пространство под названием “Яма”, где полюбили бухать молодые и не очень москвичи. Активисты указывали пальцем на непонравившихся им выпивох, тех вязали и паковали в автозак. Некоторым завсегдатаям “Ямы” доставалось дубинкой по хребту или перцовкой в глаза. Народ начал думать о том, какая же высокопоставленная, должно, быть у “Львов” крыша, раз обеспечила такой охраной.

Так вот, авторы кляузы, конечно, в письме отругали “Львов” и “СтопХамов”, но в то же время заметили, что молодежь вроде бы как руководствуется благими мотивами. Мол, мальчики хотят порядок на улице навести и нельзя такой порыв гасить, надо возглавить это дело, взять под свой контроль, чтобы активисты действовали в рамках закона, а не устраивали суд Линча на детских площадках.

"В настоящий момент предлагается привлечь вышеупомянутые движения (и иные аналогичные) к открытому диалогу с целью законной реформации в народные дружины и получения членами объединения правового статуса народных дружинников (либо других форм предусмотренной законом аккредитации при МВД России)", — пишут наши общественники.

Стоит ли говорить, что я терпеть не могу всяких активистов? Никчемыши с мессианским синдромом.

Хочешь наводить порядок на улице? Ну иди в менты или добровольцем в дружинники те же самые. Нет, I am the Law здесь! И под благородным предлогами творится дичайший беспредел.

Но ладно бы они все это делали втихую, без камер, без лайков, репостов и комментариев. Тут ведь не о порядке речь, а о банальном тщеславии. И вот на этом-то тщеславии “Льва” поймали наивные общественники (не думаю, что они хитры, — ребята ведь и правда думают, что сделка с властью всем принесет пользу).

Позиция видосов у бородача какая: полиция и государство бездействуют, а мы, бравые неравнодушные ребята, берем власть в свои руки, выходим на улицы и наводим порядок. Звучит круто, согласитесь. Как зачин для годного боевичка с Чарльзом Бронсоном или Брюсом Уиллисом. Натуральный “Таксист” Скорсезе. Кругом преступность, наркомания, разврат, и только он один, облаченный в военную куртку, с мохавком на голове и револьвером в кармане, способен очистить этот город. Романтика!

Но государство имеет свойство портить малину, превращать все в скучное, беспонтовое говно. Представьте, что к “Льву” приставят какого-нибудь унылого участкового и парочку пэпээсников? “Здравствуйте, я лейтенант Петров, не могли бы вы потушить сигарету — здесь запрещено курить. Спасибо, до свидания”.

Не будет мата, не будет драк, начнется постыдная, скучная рутина, весь романтический, бунтарский флер мигом облезет с этих борцунов. Одно дело, когда ты непризнанный, гонимый герой, другое дело — когда ты какой-то дружинник, недомент-доброволец, козыряешь каждой сволочи и на любое действие пишешь десяток рапортов.

Так что, как только наш “Лев” пойдет на сотрудничество с копами, его карьере скандального ютубера придет конец. Из “Льва” он превратится в послушного, подментованного Бонифация, и никто в итоге такое говно смотреть не будет даже под страхом пытки. Этот “Лев” питается всеобщим вниманием, без которого он отощает, а его борода вылезет, и ее развеет злой ветер времени, навсегда стирая из памяти людей воспоминания о том, что был когда-то такой “Лев” и он был против.

June 26, 2019
0
202
Show more