“Цифровой целибат”: кто и почему превращает интернет в детскую песочницу

by This Is Media
“Цифровой целибат”: кто и почему превращает интернет в детскую песочницу

Безликие люди в костюмах-тройках ворвались на нашу родную свалку мемов, скабрезных шуток и порнухи со щеточками, грабельками и вениками. Они хотят очистить интернет от разврата, сквернословия и “вредной” информации. А Александр Сорге хочет разобраться в этой темной истории.

Каждый день, когда я распахиваю окошко браузера, моим глазам открывается унылейшая картина: смердящая помойка видеотрендов, каркающие вороны-хайпожоры и дерущиеся в комментариях под политическими новостями люмпены. Тем не менее именно через эту форточку пока еще можно почувствовать дурманящий сквозняк свободы, который приносит избавление от напускного целомудрия федеральных СМИ. Когда ты слышишь, что Первый канал заменяет в новой документалке про Майкла Джексона слова “пенис” и “соски” на более нейтральную фразу “интимные уголки тела” — это вызывает лишь снисходительную улыбку. Но когда и интернет начинает накрываться женским “интимным уголком тела” и превращаться в ковчег морали и нравственности, становится уже не до смеха.

Похоть и разврат

Попытки облагородить глобальную Сеть и очистить ее от скверны были всегда, но по-настоящему тревожные звоночки раздались только в прошлом году. Tumblr в декабре 2018-го первым объявил священную войну одному из столпов интернета — порно, удалив все похабные картинки со своего ресурса. Вслед за ним генеральный секретарь Facebook заявил, что в его соцсети секса тоже не будет. Причем вообще: под запретом оказался любой контент, “побуждающий к половым контактам”. Видимо, у рептилоида Цукерберга весьма отдаленное представление о совокуплении землян, раз под запрет попали даже изображения статуэтки “Венера Виллендорфская”, которые могут возбудить только уж очень утонченного эстета. Глава Facebook вообще начал напоминать одного римского папу, которому тоже не давали покоя вялые писюны древнегреческих статуй: кроме “Венеры” под блокировку попала и реклама выставки скульптур “Цезарь и Рона”. Потому что на изображениях античные изваяния — вот сюрприз! — не прикрывают свои срамные места модным бельем от Calvin Klein. Под запрет подпадают вообще любые картинки с намеком на эротику или обнаженку, даже если они используются в образовательных или художественных целях.

Изображениями и видео цензура не ограничивается. Если вы вдруг захотите поразгадывать судоку или поиграть в шарады дружной компанией и напишете на своей странице, что не прочь “поразвлечься сегодня вечером”, алгоритмы Facebook могут принять вас за извращенца и заблокировать. Предупреждение легко словить даже за эмодзи: какашка может быть приравнена к хейтспичу, рвота — к буллингу, корона — к харассменту, ну а уж про эмодзи толстого черного баклажана и упругого персика и говорить нечего. Обитель голых жоп и резиновых губ — Instagram с подачи старшего брата тоже стала чтить каноны нравственности и благочестия. То, что социальная сеть самовольно удаляет фотографии с оголенными женскими сосками, всем уже давно известно, однако недавно поймать бан стало возможным даже за “пропаганду идеальной физической формы”.

Но дальше всех в создании “викторианского интернета”, в сторону которого катится большинство соцсетей, продвинулся “Яндекс”. Совсем недавно компания выкатила свою мертворожденную химеру — социальную сеть “Аура”. В этом гибриде Tinder и Instagram нельзя материться, показывать всякие непристойности и даже пересылать друг другу фотографии. Более того, “Яндекс” настоятельно просит не называть господ полицейских “мусорами” или “ментами”, а также не публиковать “заведомо ложную информацию” и “опасный контент”. Однако какой именно контент подпадает под эти формулировки — сие есть тайна великая.

Сквернословие и словоблудие

Правда в том, что интернет — это вонючая стихийная свалка, полная кошачьей шерсти, спермы и других биологических жидкостей, где каждый сам роется и находит то, что ему по нраву. Но IT-корпорации под напором блаженных зачем-то начинают старательно лепить из этой свалки заливные луга, где все дружат и любят друг друга самой что ни на есть платонической любовью. Интернет, пользуясь цитатой одного нашего парламентария, в их понимании “не место для дискуссий”, а площадка, где красивые люди своими красивыми беззубыми ртами говорят только правильные, но тошнотворно скучные вещи. Так, YouTube совсем недавно изменил правила сообщества и политику монетизации, “заняв более жесткую позицию в отношении ненавистного, оскорбительного и уничижительного контента”.

При этом изменения получились настолько расплывчатыми и туманными, что под спорный, оскорбительный и недружественный для рекламодателей контент может подпасть все что угодно: от роликов про насилие, блэкджек и шлюх до видео, где обсуждаются темы психического здоровья, инвалидности и ЛГБТ.

Лишиться монетизации могут и авторы, которые обсуждают войны, политические конфликты, природные катастрофы и трагедии. При этом даже не обязательно показывать шокирующие кадры — достаточно просто завести разговор на “спорные и чувствительные темы”. Одним из ярких примеров стало политическое “Шоу Дэвида Пакмана”, довольно популярное в США. Автор лишился монетизации из-за политической сатиры, хотя выпуски шоу немногим острее пятничных эфиров CNN. Точнее всего о ситуации, которую западные авторы уже успели прозвать Adpocalypse, высказался в своем видео Филипп де Франко, который потерял монетизацию из-за “обилия ненормативной лексики”.

Однако терминальной стадии маразма достиг Twitch, бан на котором можно получить даже за высказывания на других платформах. Помимо стандартного запрета на голые телеса и суицид в прямом эфире (будто бы блокировка канала кого-то остановит), караются также угрозы и дискриминация по любому признаку. Дискриминация — дело плохое, но на практике подвести под причину блокировки можно даже фразу “вот это женская логика”. Ну или шутку про то, что “есть только два гендера — мужской и женский” — именно за это пожизненно заблокировали стримершу HelenaLive. После каждой скользкой фразы стример обязан произносить сакральную мантру “осуждаю и не поддерживаю”, иначе тяжелый молот банхаммера опустится на его голову. И те, кто смотрел хоть одну трансляцию, знают, насколько часто произносится эта фраза.

Самое забавное, что Цукерберга и компанию можно назвать заложниками обстоятельств. Та же абсурдная цензура в “Ауре” связана отнюдь не с тем, что в совете директоров “Яндекса” сидят сплошь крещеные поборники духовных скреп. Соцсеть просто попыталась избавить себя от внеплановых анальных болей от дубинок силовиков, заранее запретив контент, который могут признать экстремистским или оскорбляющим кого-то там. То же самое происходит и на Западе: внезапное целомудрие Tumblr и Facebook — это не очередная прихоть Марка Цукерберга, а прямое следствие принятого закона FOSTA-SESTA (Fight Online Sex Trafficking Act и The Stop Enabling Sex Traffickers Act), призванного бороться с секс-торговлей в интернете. Нет спорного контента и высказываний — нет и вопросов от джентльменов в костюмах-тройках с блестящими значками. Ранее интернет-компании и активисты не раз высказывались, что это приведет скорее к возникновению“замаскированной интернет-цензуры”, нежели поможет борьбе с сексуальным рабством.

Невинность и непорочность

Любимым предлогом для любого государства, чтобы протянуть свои склизкие щупальца в интернет, является, конечно же, “защита детей”. В начале 2019 года Национальное общество по предупреждению жестокого обращения с детьми заявило, что в Instagram и Tumblr распространяется “чрезвычайно опасный” контент, склоняющий к суициду. Комитет по науке и технике Великобритании призвал соцсети пристальнее следить за тем, что размещается на платформе. В конце марта британские власти должны опубликовать список требований к социальным сетям, которые будут призваны защитить детей от вредной информации. Заместитель государственного секретаря парламента Джеки Дойл-Прайс уже заявила, что за неисполнение правил может последовать арест руководства платформы в Великобритании. Причиной такой активной работы местных парламентариев стала смерть 14-летней Молли Рассел, отец которой обвинил Instagram в гибели своей дочери. Алгоритмы Сети якобы подсовывали девочке контент, провоцирующий суицид.

Ну а как работают все эти законы, призванные оградить детей от “вредной” информации, мы с вами знаем не понаслышке. Обеспокоенные родители с ранних лет объясняют своим чадам, почему нельзя играть на стройке или переходить дорогу на красный. Но когда дело доходит до глобальной Сети — пихают им под нос планшет с высокоскоростным интернетом и самоустраняются.

Почему-то у детородного поколения с их отпрысками никак не укладывается в голове, что интернет — такое же общественное место, как и станция метро. И пытаться сделать его безопасным для детей — все равно что пытаться закатать московскую подземку в поролон: глупо и абсурдно. Глупее может быть только требование запретить поезда, когда по твоей же неосторожности чадо размажет по рельсам.

Вместо того чтобы держать своего ребенка за руку, гораздо проще сбагрить его няньке, которая сама во всем разберется, — государству. Но эта старая маразматичная нянька в вопросе разбирается еще меньше, чем доморощенные родители. И единственное, на что она способна, — это бить по рукам длинной линейкой закона. Идеальным, конечно, было бы вообще запретить детей — тогда бы проблема исчезла сама собой. Однако этого не могут даже наши парламентарии, героически превозмогающие все законы здравого смысла. А значит, несмотря на запреты, проблема не просто остается — она начинает разрастаться, так же как и школьники на диете из Doritos и Mountain Dew. Отсутствие секспросвета со стороны родителей, к которому прибавляется еще и маргинализация темы секса в интернете, приведут не к возникновению поколения благочестивых праведников, а к росту подростковых беременностей и распространению ЗППП. Ну а попытки оградить от всего “острого” и шокирующего приведут к весьма жесткой посадке на твердь мира реального.

March 29, 2019